Сес

Татарская Грамматика Кавказского Наречия

О нахождении книги

Фотографии книги, размещённой в данном посте, были сделаны в декабре 2016 года терским кумыком с борасувотарскими корнями (кумыкское село, составляющее единую с селом Кизляр общину, расположенное на Малом Терском хребте), Арсланом Ибрагимовым, который отыскал её в Российской Национальной Библиотеке города Петербурга. Выставляем данную книгу, облегчающую изучение кумыкского аджама, а также имеющую важное историческое значение, в нашем блоге.

kumyk-grammar-1848.pdf(По данной ссылке вы можете начать чтение или скачать данную работу).

О Тимофее Макарове

Тимофей Никитич Макаров родился в 1822 году. Учился татарскому языку в Астраханской гимназии, которую окончил в 1840. До 1844 года Макаров был преподавателем в школе кантонистов.

К открытию Новочеркасской гимназии Макаров поступил в неё преподавателем, где, по всей видимости, был довольно заметным. В день открытия гимназии весной 1851 года произнёс памятную речь, о самом открытии писал опубликованные в кавказских газетах статьи. В гимназии Макаров трудился до конца 1858 года преподавателем кумыкского.

В 1848 году в типографии наместника Кавказа в Тифлисе была издана работа Тимофея Никитича «Татарская Грамматика Кавказского Наречия», которая стала первым систематическим изложением грамматического строя кумыкского языка на русском языке.

В планах Макарова было составление кумыкских учебника, словарей и сборника рассказов, но судьба данных работ остаётся неизвестной.

В книге также присутствуют некоторые сравнения кумыкского с ногайским, азербайджанским, турецким, казанским татарским и другими тюркскими наречиями.

Далее сочли уместным привести предисловие Макарова к своей работе.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Считаясь в Ставрополь (Ставропольской губернии) ВЫСОЧАЙШЕ командированным, для ознакомления с должностью Переводчиков, я имел случай, по службе, быть между многими Кавказскими племенами; особенно между племенами, говорящими диалектами Татарского языка. Еще с прибытием на Кавказ я удостоверился, что мои познания в Восточных языках не вполне достаточны, чтобы быть хорошим Переводчиком, заметил разницу Кавказских наречий, не говоря уже о наречии, которым говорят Татары, живущие в России. Впоследствии времени я узнал и недостаточность руководств, (чтобы быть Переводчиком) по коим я учился в Астраханской Гимназии и слушал лекции в ИМПЕРАТОРСКОМ Санкт-Петербургском Университете.

В четырех-летнее мое пребывание на Кавказе, быв в разных командировках, участвуя в делах с непокорными и исправляв и исправляя должность Письменного Переводчика на Кумыкской Плоскости и в Ставрополе, я мог постигнуть всю ту степень пользы, какую могли-бы принести правительству Переводчики, если-бы они были Русские или знали-бы основательно Русский язык.

Разумеется, сначала я встретил большое затруднение, как в разговорном языке, так и в письменах; потому что на Кавказе не все грамотные азиатцы одинаково учены, да и по русской пословице — что город, то норов, что деревня, то обычаи, — почти в каждом племени есть свои особенные слова и даже особые грамматические формы.

Имея ВЫСОЧАЙШЕЕ назначение, я старался составить какое-либо руководство, для изучения народного общеупотребительного языка и приняв в основание, что не Грамматика создает язык, а язык Грамматику, я прежде всего хотел войти в близкое, и тесное сношение с народом, дабы изучить его, привыкнуть к его привычкам, жить его жизнью, — в чем я почти и успел.

Из племен, говорящих Татарским языком, мне более всех Понравились Кумыки, как по определенности и точности языка, так и по близости к европейской цивилизации, но главное, я имел в виду то, что они живут На Левом Фланге Кавказской Линии, где у нас военные действия и где все племена, кроме своего языка, говорят и по-Кумыкски.

Не объясняю цели, для чего я составил именно Татарскую Грамматику; это был долг мой, чтобы сколько нибудь оправдать ВЫСОЧАЙШЕ возложенное на меня назначение Преподавателя Татарского языка. Первоначальная моя мысль была составить грамматику для воспитанниковь, которые со временем будут Переводчиками в Отдельном Кавказском Корпусе. Может быть спросят: разве недостаточны напечатанные у нас Грамматики? На это я буду отвечать, что они очень достаточны, но только для того диалекта, на котором и для которого написаны. Так: Турецко-Татарская Грамматика Профессора Казенбека написана для Адербиджанского (Закавказского) наречия, Гг. Троянского, Хальфина и Иванова — для наречий, которым говорят Татары в Казани, большею частью в Астрахани, Оренбурге и внутри России, г. Гиганова — для Сибирских Татар.

Не знаю, всем-ли известно, сколько племен, говорящих Татарским языком, а мне не было известным до приезда на Кавказ; во всех этих племенах есть в большей, или меньшей мере разница в языке, хотя все наречия Татарского языка имеют одно начало и все произошли от одного корня. Во время общего и частных переселений, народы Азии, вместе с обычаями, изменили и язык родимой земли, и чем далее зашел народ, тем более изменился язык его. Первое место, по чистоте, неоспоримо, принадлежит Турецкому языку (Тюрки), потом следуют наречия: Джагатайское, наречие Греческих островов, Адербиджанское (Закавказское), Крымское, наречие Хивы и Бухарии, Шамхальское, Кумыкское, Кизляро-Моздокское, далее Затеречных Ногайцев (Шамхальских, Костековских, и Яхсаевских), наречие Ногайцев, по сю сторону Терека, по Кубани и Куме(Караногай-Эдишкульское, Калаузо-Саблинское и Бештау-Кумское, Калаузо-Джамбуйлуковское, Ачикулак-Джамбуйлуковское и Эдиссанское), Карачаевское, Трукменское, Кыргызское, Астрахано-Казанское, наречие внутренних губернии России, Оренбургское и Сибирское. Для некоторых из этих наречий есть Грамматики и к чести нашей, написаны Русскими. — Если моя Грамматика займет хоть последнее между ними место, я буду гордиться, Что хоть что-нибудь мог прибавить к трудам Почтенных Ориенталистов России.

Усвоив себе, по выражению некоторых дух языка, я стал приводить в исполнение первоначальную мою мысль. Повторяю, что я хотел составить Грамматику для будущих Переводчиков; но, когда я встретил общее желание Русских, живущих на Кавказе – знать язык (что почти необходимо), и просьбы некоторых — составить какое-либо руководство, я счел святою обязанностью исполнить это желание и просьбы, а потому изменить, немного прежний план Грамматики, чтобы сделать ее доступною в Гимназиях, Училищах и частным лицам, знающим по-русски. После я постараюсь напечатать Учебник, по примеру одного из учебников. составленных для европейских языков, несколько разговоров и анекдотов переводных и туземных, также подробные словари Русско-Татарский [Русско-Кумыкский] и Татарско-Русский [Кумыкско-Русский].

Мне кажется, что знающему по-русски, не трудно будет и без помощи наставника приобрести понятие в языке и читать письмена; разумеется, усовершенствование зависит от практики.

Не буду здесь доказывать основательность некоторых правил, принятых мною не так, как приняты они многими Грамматистами, равно многих выпусков и нововведений, но покорнейше прошу по-строже рассмотреть мою Грамматику, дабы я мог поправить ошибки, недоглядения, а быть может и недоразумения; при чем прошу принять в соображение, что она составлена с целью узнать язык народный (выучиться языку), в чем, я ручаюсь, можно успеть, имея эту Грамматику и будущие руководства, которые надеюсь издать в непродолжительном времени, если позволят мне средства мои и если действительно я встречу желание знать Кавказско-Татарский [Кумыкский] язык и познакомиться с Кавказом и его жителями.

Т.М.